Выбери любимый жанр

Чтение мыслей: примеры и упражнения - Гавенер Торстен - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Ганенер Торстен

Чтение мыслей: примеры и упражнения

Введение

Все началось 12 апреля 1986 года. В этот день моя жизнь внезапно изменилась, и ничто уже не могло быть таким, как прежде. В этот день мой брат разбился во время прыжка с парашютом…

Неделю спустя я прибирался в его комнате и случайно наткнулся на пару приспособлений для фокусов, которые Кристиан приобрел за год до своей смерти. Мой брат не был артистом, но фокусы имели для него какое-то особое очарование. Он кое-что пробовал из этой области, но быстро прекращал свои попытки, потому что не любил выступать перед публикой. Характером я с самого детства кардинально отличался от брата, обожал находиться в центре внимания и развлекать собравшихся. Я понял это уже в возрасте шести лет, когда рассказывал анекдот на свадьбе. То выступление я до сих пор помню в мельчайших подробностях.

Но тогда я стоял в комнате моего брата, держал в руках его магические инструменты, со мной что-то произошло. Я словно окаменел, а затем почувствовал неодолимую тягу к этим вещам. С их помощью я сбегал из реальности в мир, где не существовало буквально никаких границ. В мир иллюзий, принадлежащий только мне одному, но который я в то же время мог делить с другими, если хотел. За короткое время моя любовь к искусству фокусничества превратилась в настоящую страсть. Я был настолько захвачен открывшимися мне возможностями, что тратил все свои карманные деньги на трюки и иллюзии. Неделями я лихорадочно ждал посылки из Мюнхена или Гамбурга, где заказывал реквизит для своих фокусов. Кстати, некоторые из мюнхенских посылок относила на почту моя будущая супруга, которая в то время как раз работала в магазине, где я предпочитал делать свои заказы. Годом позже я познакомился с ней на съезде иллюзионистов, и с тех пор мы уже не расставались.

Итак, 1986 год был решающим в моей жизни, он принес мне незаменимые встречи и важнейший опыт. Летом я отправился во Францию в составе молодежной группы. В том путешествии нас сопровождал иллюзионист-любитель Йорг Рот. Мы сразу же подружились и с удовольствием обменивались опытом в области волшебства. Он многому меня научил, и уже в декабре того же года мы вместе выступали на праздновании Рождества в церковном приходе. Это было мое первое выступление подобного рода, но все прошло поразительно удачно. С того дня я точно знал, что в будущем хочу заниматься этим профессионально.

Все путешествия теперь имели для меня лишь одну цель: узнать больше об искусстве иллюзий. В Нью-Йорке, например, я потратил абсолютно все свои сбережения на аксессуары для фокусов, которые потом с помощью отца переправил в Германию. Впервые попав в Вену, все свое время я посвятил магазину «Магия Вены». Однако в то время у меня еще не развилось чутье, какие вещи стоит покупать, а какие нет. Я просто брал все, что только мог себе позволить. Например, я купил кошелек, из которого вырывалось пламя, если его открыть. Я никогда не использовал этот трюк публично, но однажды упражнялся с ним в номере отеля, из-за чего сработала пожарная сигнализация. Всем постояльцам пришлось поздно вечером в спешке покинуть свои номера – и только потому, что я решил испробовать безобидный фокус.

В то время я показывал фокусы повсюду: в африканских зарослях или на маленьком острове Сейшел. Ничего важнее для меня не существовало. Мне пришлось серьезно над собой поработать, и вскоре в моем арсенале появилось что-то, чем я мог удивить зрителей. В 1987 году я поехал с мамой в Калифорнию только потому, что в программе экскурсий ее группы был Лас-Вегас. Там я мечтал посмотреть шоу Зигфрида и Роя. Я не учел одного: в США в то время молодой человек, не достигший возраста 21 года, не имел права даже заказать апельсиновый сок без сопровождения взрослого.

К моему глубочайшему сожалению, со мной на вечернее шоу решил пойти наш экскурсовод. Но этому не суждено было сбыться. Все случилось иначе, как именно, я расскажу чуть позже. О том, что я, скорее всего, не смогу достигнуть единственной цели моей поездки, я узнал лишь в Сан-Франциско, на второй день путешествия. От отчаяния я потратил все деньги в магазине для фокусников на рыбачьей пристани, где купил весьма полезные приспособления для трюков, которые потом использовал в своих выступлениях в школе и даже в начале учебы в университете. Это не сильно успокоило меня. И в конце концов моей маме в голову пришла спасительная идея: «Мы тебя загримируем!» Еще она добавила, что эффект будет гораздо убедительнее, если переодеть меня в девушку. Сразу стало ясно, насколько идея гениальна: в то время у меня были волосы до плеч, не росла щетина, а три четверти экскурсионной группы и так не могли бы с уверенностью сказать, девушка я или молодой человек. Теперь вы понимаете, как далеко завела меня моя страсть? Итак, сказано – сделано. Я полностью согласился с планом: «Да, именно так мы и поступим», – и отправился на представление с макияжем, на высоких каблуках, в вечернем платье и с дамской сумочкой в руках. Что вы думаете? Моя авантюра удалась: меня пропустили на шоу! Это было потрясающе. Игра стоила свеч.

Когда год спустя я рассказал эту историю Зигфриду, он был в восторге и тут же выкурил со мной сигару – за дружбу. К счастью, в дальнейшем мне больше не приходилось прибегать к подобным ухищрениям. Спустя четыре года я приехал в Лас-Вегас уже как Торстен Гавенер, чтобы посмотреть выступления кумира моей юности Дэвида Копперфильда. Это событие было таким же запоминающимся. Копперфильд всегда был для меня образцом для подражания, и именно его искусство повлияло на меня в значительной степени.

Еще в школьные годы на бесчисленных днях рождения, летних фестивалях, свадьбах, городских или школьных мероприятиях я заставлял парить бутылки шампанского и столы. В моем репертуаре были все классические фокусы: я сцеплял и снова разъединял кольца, заставлял мячики появиться между пальцами, а затем исчезать, и так далее в том же духе. Целая программа. Все это под музыку «Пинк Флойд», Стива Миллера, Стинга и Мадонны. В девяностые годы я даже принимал участие в конкурсах и стал Мастером Волшебства во французском шоу «Всеобщая магия». Я до сих пор прекрасно помню, как мы с моей женой (тогда она еще была моей девушкой) отправились во Францию и жили в модернистском отеле из пластика – только ради того, чтобы иметь возможность поучаствовать в этом конкурсе.

Она еще тогда заметила, что в школьные годы для меня существовала лишь одна профессия – фокусник. На самом же деле это не совсем верно, потому что, кроме того, я с удовольствием стал бы музыкантом. Но творения моей школьной группы под названием «Райнхард и мастера бить в голову некомпетентностью» не были и близко столь же успешными, как мои выступления в качестве фокусника. Сейчас, правда, уже сложно сказать, что было тому виной: название группы или наши музыкальные способности.

Окончательно траекторию своего жизненного пути я выбрал во время обучения в университете по специальности «Прикладная лингвистика, письменный и устный перевод». Еще в школе я очень серьезно подходил к искусству показывать фокусы и занимался изучением смежных с ним областей: гипноз, язык телодвижений, техники отвлечения внимания и оккультизм. Эти темы по-настоящему интересовали меня. Итак, когда я учился в калифорнийском городе Монтеррей, наступил решающий день. В какой-то момент я понял, что заранее точно знаю, что именно сейчас скажет человек, доклад которого я должен был переводить. Я интуитивно догадывался, какую тему он затронет дальше. С тех пор меня не покидало чувство, что я наконец приблизился к тому, что искал. Я мог целиком полагаться на мою способность чувствовать других людей! Это второе по счету поворотное событие в моей жизни случилось весной 1998 года.

Обретенный навык я захотел продемонстрировать публике в одном эксперименте. Вскоре я привел свой план в действие: во время следующего выступления я попросил одного из зрителей подумать о человеке, который ему дорог. Затем, глядя ему в глаза, я сказал, что он думает о дочке, которую зовут Сабина. Мужчина задрожал, а на его лбу выступил пот. Мои классические фокусы никогда не вызывали столь бурной реакции, поэтому я укрепился в своем намерении оставить традиционное фокусничество и посвятить себя чтению мыслей.

1
Литературный портал Booksfinder.ru